статьи, 22 марта 2019

Почему люди отрицают науку

XXI век — эпоха господства научного знания. Но многие люди по-прежнему отрицают науку. Одни ориентируются на альтернативные методы познания, другие — на свой чувственный опыт, некоторые уважают науку, но принимают ее как данность, а кто-то верит в различные теории заговора. К сожалению, когнитивные искажения и предубеждения присущи каждому из нас, но есть ли выход?
Продвижение доказательной медицины включает в себя множество вещей: обсуждение зачастую непростого взаимоотношения между результатами исследований и опытом лучших врачей, проверку отдельных утверждений, продвижение научных стандартов, а также отслеживание способов, при помощи которых люди пытаются подорвать научный фундамент медицины.

Тот, кто далек от проблем, с которыми мы сталкиваемся, принимает научно-обоснованную медицину как данность. Конечно, медицину необходимо строить на науке, как же еще? Идея проста: медицинская практика должна основываться на самых достоверных фактах. В реальности все сложнее, чем кажется, потому как существует множество способов оценки симптомов.

В дополнение к этому, люди находят различные способы отрицания науки – как отдельных выводов, так и науки в целом. Мы постоянно слышим оправдания типа: «существуют другие методы познания», «мы не нуждаемся в науке, чтобы понять, как это работает», «я сам видел» и т.д. Иногда люди относятся с уважением к науке, но понимают её неверно. Они могут ошибочно истолковывать эффект плацебо, преувеличивать значимость исследований, не понимать суть «слепого прочёсывания» данных (p-hacking) и не осознавать потенциальную вероятность самообмана при знакомстве с не очень серьезными исследованиями.

Наконец, есть те, кто выпускает из поля зрения целые пласты науки. Обычно это проявляется в виде отсылок к теориям заговора, например, про крупные фармацевтические компании, или в виде высказываний про то, что доктора лгут ради денежной выгоды, или что система, или даже что сама наука прогнила, и ей нельзя доверять.

На основе исследований и опыта демонстрируется тот факт, что большинство людей в разное время прибегает к разным методам познания. Когнитивные дефекты и предубеждения присущи каждому из нас, и до тех пор, пока мы не научимся постоянно и внимательно их отслеживать, они никуда не денутся.

Эмилио Лобато (Emilio Lobato) и Корин Зиммерман (Corinne Zimmerman) провели исследование, в котором приняли участие 244 человека – студенты и преподаватели вузов. Участникам было предложено выразить свое мнение по поводу ГМО, изменения климата, вакцинации и эволюции. Также их попросили ответить на открытые вопросы о том, что могло бы изменить их мнение. Было выявлено, что участники исследования прибегали к противоречивой аргументации касаемо всех четырех тем.

Во время исследования выявились некоторые закономерности, которые согласуются с выявленной в предыдущем исследовании сильной корреляцией между аналитическим типом мышления и принятием научного консенсуса. С либеральной идеологией корреляция также положительная, тогда как с религиозными воззрениями и теориями заговора – отрицательная. Во всем остальном проявилась «логическая нелогичность».

Испытуемых попросили обосновать отказ принятия научного консенсуса. В 33% случаев, а это одна треть, участники просто переформулировали свою позицию, по сути, не приводя никаких убедительных аргументов, в 34% случаев участники всё же приводили доводы в защиту своей позиции, а 20% ссылались на свои культурные и религиозные особенности. Итак, всего около трети опрошенных обосновали свою точку зрения, ссылаясь на доказанные факты, но это не означает, что их убеждения на этих фактах были изначально основаны. Это означает лишь то, что они подкрепляли свои воззрения таким образом.

В различных исследованиях выявлялось, что иногда люди делают основанные на эмоциях выводы (идентичность, идеология), которые затем рационализируются путем ссылок на доказательства и аргументы. Но изначально эти воззрения сформировались под воздействием эмоций, а не холодных фактов. Если мнение сформировано под влиянием эмоций, люди будут сопротивляться его смене даже перед лицом веских доказательств.

Существует множество исследований, демонстрирующих, что в рамках мотивированного рассуждения (motivated reasoning) люди действуют ситуативно. Это означает, что сперва идет некий вывод, и весь процесс мышления направлен на поиск его оправдания, а не наоборот – процесс мышления, а затем вывод. Также есть немного непоследовательное доказательство существования эффекта обратного действия, при котором аргументы против некоего тезиса только усиливают приверженность апологетов этому тезису.

Данное исследование также предоставляет доказательства мотивированного рассуждения. Испытуемые использовали разные методы для отрицания науки, перескакивая от темы к теме. Касаемо одной темы они могли выдвигать весомые аргументы, касаемо другой – ссылаться на личные убеждения, относительно третьей – не приводить доводов вообще. Всего 11% испытуемых ссылались на доказательства по всем четырём темам.

Когда участников спросили о потенциальной возможности перемены их мнения на взятые темы, то 45% из них ответили, что по меньшей мере по одной из тем их мнение непоколебимо; 17% участников заявили, что на их мнение ничто не способно повлиять по более, чем одной теме. Хорошая новость – 80% опрошенных сообщили, что по крайней мере по одной теме доказательства способны повлиять на их мнение, но ни один участник не сказал этого обо всех четырёх темах.

Все это означает, что люди обычно не используют метапознание – то есть не думают о том, как они думают. Каждый имеет индивидуальные склонности к какому-то типу мышления, но для достижения цели по конкретной теме включаться в процесс может абсолютно любой тип. Можно неистово отстаивать правоту научного консенсуса касательно одной темы, тут же это отрицать, ссылаясь на мутную заговорщицкую теорию, обсуждая другую тему, и при всем при этом, не приводить веских аргументов и выстраивать ошибочные логические цепочки, высказываясь на третью тему.

Чтобы этому противостоять, нельзя просто объяснять науку и показывать, что значат доказательства. Нам нужно учить критически мыслить – то есть учить метапознанию. Критическое мышление включает в себя понимание вероятных ошибок мышления. Также, что не менее важно, оно подразумевает объективный взгляд как бы со стороны на свое мышление и искреннее стремление применять безошибочную логику и объективные критерии для поиска доказательств.

Это не просто, учитывая то, что люди очень хорошо научились использовать мотивированное рассуждение. Мы в крайней степени изобретательны в придумывании причин для отрицания логики и фактов, которые нас не устраивают. Такие надуманные причины способны создать настолько мощную иллюзию правоты, что практически половина участников заявила о невозможности смены своего мнения касаемо взятых тем даже в теории.
Мы не делаем это в одиночку: человек – существо социальное. У нас есть социальные сети, с помощью которых мы делимся идеями. Во многих случаях причинные размышления приходят к нам в виде «полуфабрикатов». Вся работа по изобретению необычных причин, изворотливой логики, нападок на ученых и институты, «выдёргиванию» фактов и эмоциональных обращений уже проделана. Все это даже уже протестировано, скорректировано и улучшено. В результате – ловкое (и зачастую щедро спонсируемое) отрицание науки, для разоблачения которого потребуется редкостное упорство.

Еще одна хорошая новость – критическое мышление имеет широкий охват применения. Именно поэтому я часто советую начинать обучение критическому мышлению на примере не слишком эмоциональных тем (для конкретной аудитории), а затем постепенно переходить к темам, которые имеют больший накал. По сути, это процесс длиною в жизнь, и он никогда не заканчивается.

Все, что мы надеемся сделать – лишь продвинуться чуть-чуть дальше в направлении повышения научной грамотности и развития критического мышления людей. В конце концов, это единственный способ продвижения научно-обоснованной медицины.
Перевод: Илона Кузнецова, Виктор Красноборов
Озвучила: Маргарита Поцелуева
Рекомендуем